Уважаемые гости нашего сайта, в этом разделе мы размещаем истории, рассказы и творчество наших клиентов и друзей, будем рады отзывам, комментариям и Вашим историям.


творчество наших клиентов и друзей

А ВЕДЬ КОГДА-ТО МЫ ДРУЖИЛИ . . . .


-Здравствуйте, ребята! В ответ – молчание. Замкнутые, не улыбающиеся лица. Взгляды исподлобья.

Чеченская школа. Выпускной класс. Их детство, лучшая школьная пора прошли мимо. Они рано повзрослели и рано узнали, что такое смерть родных и близких. А чтобы не забывали, на улицах разрушенные здания – как памятники страшного прошлого. А еще ходят патрули, ездят БТРы.

Они не любят их.  Не любят за пьянство, сквернословие, за неуважении чужих обычаев, веры. Эти ребята выросли в обстановке противостояния, выяснения, кто свой, кто чужой.

И если в дом ночью постучит раненый, голодный, скрывающийся боевик, ему всегда помогут и никогда не выдадут. Здесь это не принято – предавать своих.

Как вызвать их на разговор? Какие найти слова, чтобы они стали хотя бы слушать? Чтобы  разгладились их лица, раскрылись ожесточенные сердца.

На мне милицейская форма. Хорошо, что не армейская. Армия ассоциируется у них с насилием и постоянной угрозой. Милиция – с защитой. Но я русский, и  это настораживает. Они еще не решили, как меня воспринимать.

Я начинаю разговор издалека.

- Ребята! Послушайте одну историю. Когда я собирался в командировку в Чечню, мой отец был категорически против. Он посадил меня возле себя, взял за руку и рассказал такую историю:

- В далеком 42-м я попал под Сталинград в самый разгар боев, и только взаимовыручка и дружба помогли мне остаться  живым. Я воевал в артиллерии, был заряжающим, т.к. был большого роста, широкоплечий и легко кидал в ствол тяжелые снаряды, а наводчиком был маленький, изящный чеченец, Ваха Шадоев. Он обладал зорким зрением и необыкновенным чутьем в установке прицела, поэтому наши снаряды редко летели мимо. Плохо говорил по – русски, путал слова, что вызывало насмешки и передразнивания сослуживцев. Обидчивый и горячий, Ваха готов был драться с любым, обид он не сносил.

Один раз, заметив, что крыша у палатки порвалась и протекает, подошел к сержанту – хохлу и сказал:

- Товарищ сержант, на крыше дрыка, заплата делать нада.

- Дырка, черт нерусский, возьми нитки и зашей.

- Чеченец женскую работу никогда не делает, - ответил тихо Ваха.

- А ты будешь, . . . Захочу, рожать у меня здесь будешь и пеленки стирать. Дрыка!

- Меня зовут Ваха, запомни.

- Нет, теперь тебя будут звать Дрыка!

В следующую минуту Ваха уже бил сержанта, повалив его на снарядные ящики и  стараясь больно попасть по его большому носу.

На помощь сержанту бросились четыре человека из орудийной прислуги, все земляки.

Повалили на землю, стали жестоко бить руками и ногами. Ваха отчаянно бился за свою честь, сплевывая кровь, но не прося пощады. Ему было легче умереть.

Не выдержав, мой отец бросился ему на помощь, раскидывая одних и давая тычки и пинки другим. Почему? Потому что у них в деревне не принято впятером бить одного, тем более лежачего, а главное, унижать человека.

Тогда они победили, но попали на «губу», где, ожидая решение комбата, просидели четыре дня, деля пополам 500 г хлеба на двоих в день и рассказывая о прошлой своей жизни, родных и необычных случаях из жизни. У них было много общего. Оба из бедных многодетных семей, у отца в семье было одиннадцать детей, у Вахи – семь, оба рано пошли работать, чтобы маленькие сестры не голодали, чтобы с гордостью угощать их карамельками и пряниками, которых порой не доставалось и самим.

Их ожидал военно-полевой суд. В те времена сажали и расстреливали за меньшее. Но случилось чудо, видимо объединились Бог и Аллах. Началось наступление, наказание отложили, а потом от радости победы забыли и простили.

Прошло четыре месяца. Они подружились, большой Миша – Медведь и маленький Ваха-Дрыка. Спали рядом, ели из одного котелка и больше никто уже не рисковал их задевать.

Это было чревато предсказуемыми последствиями. Но сами они никого никогда не трогали, умели дружить и уважать других.

А потом, уже на Курско-Орловской дуге, их перевели в связь, где они чинили телефонную линию между своей батареей и пехотой. Проходящая техника постоянно рвала лежащие на земле провода, наматывая на гусеницы десятки метров. И вот однажды опять прервалась связь, и друзья с двух сторон пошли навстречу друг другу, ища место обрыва. В это время начался артобстрел. Первый снаряд упал за сто метров, второй – за тридцать. А третий . . . .

Казалось, лопнула земля, наступила тишина, в голове заиграла веселая музыка, а в глазах запрыгали большие яркие цветы . . .и сознание отключилось. В теле отца оказалось более двадцати осколков, срочно нужна была операция. И Ваха, маленький Ваха, стиснув зубы, почти километр тащил своего большого друга до госпиталя, боясь только одного – не успеть. А вовремя операции, которая шла два с половиной часа, он держал Мишу за руку и тихонько в ухо пел песню на незнакомом языке, где припевом было:

- Ты дыши, Миша, дыши. Не умирай, друг.

В классе тишина. У девочек на глазах слезы. Наконец, один не выдерживает и спрашивает: - «Что же было дальше. Его спасли?»

- Я же перед вами. Его сын.

И ребята с облегчением засмеялись. Посыпались вопросы.

- А что стало с Вахой потом? Они встретились? А из какого он селения?

Лица вокруг добрые, светлые, глаза озорные. Мы разговариваем еще час. Теперь можно поговорить и о сегодняшнем дне, о теперешних проблемах и переходе к мирной жизни. Пора жить по законам общечеловеческим, а не шариатским.

Были у нас потом и другие встречи, и игра в футбол, и катание на броневиках. Еще один маленький шаг навстречу друг другу.

А наш разговор с отцом закончился тогда так:

- Ты едешь с ними воевать, а ведь когда-то мы с ними дружили.

автор  Ал ЛАМ.




ЧЕЧНЯ – 1999


Один патрончик на двоих

Двоим стреляться – тяжкий стих

И почему-то неохота

Спорить зря

Один сказал – сейчас пойдут

Другой подумал: да, пять минут

Теперь все можно, только шесть минут нельзя.


Один сказал – я закурю

И тут же утонул в дыму

Ох, хорошо!

А ты не пробовал совсем?

Другой сказал: курить, так всем

Теперь все можно, только шесть минут нельзя.


Один сказал – а я любил

Но ничего ей не простил

И письма сжег

Сейчас бы видели меня

Пускай бумажные глаза

Теперь все можно, только шесть минут нельзя.


Один сказал – я жизнь любил

А ничего не совершил

Все – на потом

Учеба в ВУЗе, брак, юрфак

Детишек двое, модный фрак

Все испарилось, даже шесть минут нельзя.


Один патрончик на двоих

Но есть штык – нож в руках твоих

И не один, и кулаки!

Один сказал: уже идут!

Другой ответил: не пройдут!

Пока мы живы эти несколько минут.

автор  Ал ЛАМ.

 




ЗАКОННЫЕ  25%

(грустная история – быль)


Дело было в далеком 1974 году в небольшом городке Майли–Сае Киргизской ССР, теперешней республикой Кыргызстан, недалеко от печально известного города Ош.

Я с родителями и старшим братом жил в небольшом собственном домике с огородом в 6 соток. И было мне  13 лет, когда отец вдруг решил  сделать в сарае  погреб.

И вот мы, трое мужчин, взялись за лопаты, и через два дня имели довольно глубокую яму.

На третий день лопата отца ударилась о что-то железное и с большим трудом мы вытащили чугунок, плотно закрытый крышкой, прикрученной к ручкам, в котором лежали старинные золотые монеты разного размера. Сначала мы просто ошалели. Понесли в дом и показали матери. Для начала мы их пересчитали. Их оказалось ровно 292 штуки, после чего взвесили на домашнем безмене, который показал вес немногим более 3 кг. (магазинные весы потом показали 3200 гр)

Пока я разглядывал на монетах рисунки арабской вязи, взрослые, вкупе с матерью решали, что делать.

Это ведь сейчас можно легко сбыть золото через всякие скупки и ломбарды, а в те времена существовала реальная статья за золотовалютные махинации, да и кому можно было золото продать? Вокруг была такая же как мы,  поголовная нищета.

Поэтому, вспомнив, что по советским законам, нашедшему клад полагаются законные 25%, отец решил нести золото в милицию. Для начала попробовали прикинуть, а сколько это будет в деньгах:  получилось -  800 гр. х  18 руб. = автомобиль «Волга» с гаражом!!!

Мать рискнула  заикнуться насчет того, что хорошо бы оставить пару монет на золотые зубы, но отец, убежденный коммунист, решительно отказал, заявив, что если все делать честно, денег останется и на зубы и на шубу и мне на мопед.

Переодевшись в чистое и завернув монеты в цветной платок отец пошел в местное отделение милиции. От увиденного у дежурного и его помощника глаза раскрылись почти как у русских (напоминаю, дело было в Киргизии, и все сотрудники соответственно были киргизами). Такого на их памяти никогда не было и быть не могло, поэтому что делать, они не знали. Решили доложить в областной центр, (напоминаю - г.Ош), своему начальству. Там быстро сориентировались,  приказали местным все взвесить, пересчитать, запереть в сейф, а с отца взять объяснение. Домой отец вернулся в сопровождении участкового, который, внимательно осмотрев яму и кувшин ненавязчиво и вроде дружелюбно, первый, в последующей длинной череде, спросил: - а где остальные монеты? С лукавой ухмылкой выслушал ответ, покачал головой и сказал: « Казанок большой, место много остался. Что еще там был?» И ушел к себе в отделение.

Рано утром на двух машинах приехало областное начальство и «люди в штатском».

Вели себя дружелюбно, жали отцу руку, хлопали брата по плечу, мне ерошили волосы и опять спрашивали, где все остальное. Почему-то все были уверены, что монет должно быть ровно 300 штук, и вообще, нормальный советский человек просто обязан себе что-то оставить.

Слушая наш лепет, что это есть все, на их лицах читалось Станиславское: «НЕ ВЕРЮ»

Отец попробовал было  заикнуться насчет полагающегося вознаграждения. Самый большой /и широкий/ начальник похлопал его по плечу и авторитетно, веско, сказал:    «да- да, конечно, разумеется, но это потом, потом».

Для него это было не главное. Через час подъехала бригада с лопатами и миноискателем. Стала рыть землю вокруг нашей ямы. Работали по - стахановски, и к вечеру были перекопаны все наши грядки, разрушен сарай и повален забор. Матершинник - бригадир задумчиво посматривал на наш домик – а и не зарыто ли что-нибудь и под ним?

Почему-то они были уверены, что клады закапываются исключительно кучками и с ровным счетом монет.

На другой день за отцом приехала машина и его увезли в отделение, где до позднего времени то ласково, а то с угрозами, показывая разные статьи уголовного кодекса, пытались выяснить- где же наконец, остальное?

Кончилась эта история вот чем.

В районной газете вышла броская статья с фотографией улыбающегося отца с чугунком в руках  - (пустым, но это не видно) и отдельной фотографией кучки монет, которая называлась:             «Так поступил-бы каждый советский человек »

Еще выписали премию – 500 рублей, с которых вычли 13% подоходных,

торжественно подарили на сцене местного ДК фотоаппарат «Зенит». И на этом все.

Правда, отец пытался писать в какие-то инстанции, добиться честного вознаграждения, но получил отписку, что дело на контроле у руководства и проводится проверка.

Мы прожили в Киргизии еще 17 лет, до самого развала СССР, и все это время ни соседи, ни милиция, ни администрация, так и не поверили, что мы ничего не припрятали, не взяли себе.


А вы верите?


P. S. Как вы думаете, сейчас, найдя клад, понесут люди сдавать его государству за свои законные 25 %, или нет?


И последнее, господа коллекционеры, никому не нужны золотые Хорезмские динары ХV века.

В отличном состоянии. Недорого.

Шутка!!! Ха-ха-ха.


А.Лам – нищий пенсионер.

 




ПРИЗРАЧНЫЙ  БЛЕСК  «ХАЛЯВНЫХ» МИЛЛИОНОВ

(рассказ законченного игромана).



Игровые залы с автоматами и казино с рулетками жили своей жизнью, а я спокойно жил своей. Наши пути долго не пересекались.

Я совершенно спокойно проходил мимо их зазывных бегущих и переливающихся огней, обещавших баснословные выигрыши каждому желающему. «Приди и выиграй!» манили полуголые красотки на рекламных щитах. Я как и все с детства твердо  знал, что у казино выиграть не возможно. Нельзя сказать, что я не азартный человек. Как раз наоборот. Но  играл я в хорошо знакомые игры с равными партнерами при равных возможностях в зависимости от сиюминутного везения. Играл в преферанс, очко и на бильярде, сику и буру. Чаще выигрывал, чем проигрывал, но моими партнерами была такая же нищета, как и я. Поэтому выигрыш в 200-500 рублей радовал неподдельно.

Кончилось все это совсем нежданно – негаданно.

Прочитав в газете объявление, что крупному казино в Москве требуются охранники с хорошими физическими данными, ростом выше 180 см и презентабельной внешностью и, оценив свои данные и заманчивую зарплату, я поехал в Москву по указанному адресу на собеседование.

Казино называлось «***»  и уже при входе поражало блеском, величием и богатством отделки внутреннего интерьера. В двери входили хорошо одетые люди, солидные мужчины и красивые,  бесподобно обаятельные женщины. Это была совершенно другая жизнь. Недоступная, но чертовски манящая. Критически осмотрев себя в огромных, блистающих зеркалах, я с горечью понял, что я чужой на этом празднике жизни. Решив пережить унижения до конца, я все - таки пошел к начальнику охраны. Его кабинет был больше моей однокомнатной квартиры вместе с кухней и балконом. Возле одной стороны стояли экраны, на которых были видны игровые столы с разных точек. Мелькали руки с кучами фишек, люди радостно вскакивали, огорченно били кулаками по столу, хватались в отчаянии за голову, откинувшись, весело хохотали. Эмоции били фонтаном через край.

Начальник не дал мне долго наслаждаться картинками этой «не нашей жизни» и приступил к изучению моих документов. Через двадцать минут, записав мой телефон, он отпустил меня, сказав, что перезвонит через несколько дней. Я спросил, могу ли я походить по залам казино и посмотреть. Он удивился и сказал, что двери казино открыты для всех желающих в любое время и круглосуточно. Я пошел в главный зал. Он поражал воображение блеском, красотой и богатством. Пол был стеклянный и под ним я с удивлением увидел плавающих среди камней и водорослей живых разноцветных рыб. Вместо одной стены так же за стеклом плавали и ходили по белым плинтусам живые  пингвины. На втором этаже в открытом для свободного прохода зале - ресторане пела Лолита. Самая настоящая. Но все это сказочное великолепие и пение очаровательной певицы совершенно не волновало людей в зале.

Все были заняты игрой, только игрой, азартно ставя разноцветные фишки на квадратики, ромбики и кружочки на столах. Кто-то выигрывал, издавая победные звуки, но большинство конечно проигрывало,   матерясь в полголоса и пытаясь поймать за хвост удачу во время следующей ставки.

Я ходил между столами и поражался человеческой глупости. Огромные деньги перетекали из карманов «бедных» маньяков-игроманов в бездонные карманы-подвалы казино.

На моих глазах за какие-то пять минут крупный солидный мужчина лет пятидесяти проиграл пятнадцать тысяч долларов и с абсолютно невозмутимым видом перешел к соседнему столу. Там он сначала выиграл пару раз, но тут опять пошла у него «черная полоса» и через 10 минут он пошел к кассе за новой порцией фишек. Я смотрел ему вслед и ясно понимал, что он вот сейчас запросто выкинул на ветер мою зарплату за два года. Побродив минут пятнадцать по залу я вдруг с удивлением осознал, что страстно хочу поиграть. Внутри что-то тряслось и булькало, в голове мелькало  -  Сначала нужно поставить 50 на «черное», потом 100 на «большие», а потом 10 на свое день рождение. Желание играть было просто непреодолимо.

У меня с собой было 4,5 тыс. рублей  -  смешная здесь сумма, но и она была мне дорога, долго мною собираема на покупку нового костюма. Подумав еще несколько минут, я решился, сказав самому себе: «Черт с ними, деньгами, один раз в жизни я могу себе это позволить!»

Я пошел к кассе и купил фишек на все деньги, (оставив впритык на обратную дорогу).

Я знал, что я дурак и подлец, что деньги достались мне очень и очень тяжело, что на них можно было бы купить для дома массу полезных вещей, но как кролик шел в пасть удаву.

Я выбрал рулеточный стол в центре зала, практически на проходе, .возле симпатичной девушки и сжав в потном кулаке свою фишку в 50 долларов стал ждать подходящего момента. Поставив на «черное» я заворожено смотрел, как шарик быстро перекатывается с одного края на другой и понимал, сейчас решится моя судьба...

Шарик упал на «черное». Ура! Отлегло от сердца, и я перевел дух.

Теперь 50 на «черное» и 50 на «большие»  –  несколько кругов шарика и опять победа!!!

За три минуты месячная зарплата!

Меня затрясло от азарта. В голове крутилась здравая мысль  -  немедленно бери деньги и беги отсюда навсегда! Ах, если бы я послушался тогда своего внутреннего голоса! Моя жизнь пошла бы совсем по-другому.

Но куда там! Я  СЕБЕ  БОЛЬШЕ  НЕ  ПРИНАДЛЕЖАЛ =

В тот вечер я выиграл 63 000 рублей. Мне просто фантастически и нереально везло. Я ставил фишки налево и направо, на бессмысленные комбинации и простые числа, совершенно не думая, подчиняясь непонятно откуда взявшемуся шестому чувству, и выигрывал, выигрывал, выигрывал. Окружающие смотрели на меня с завистью, крупье поздравляли, выпрашивая «чаевые». Вокруг вертелись проигравшиеся «вдрызг» личности, выпрашивая фишки «на удачу». В тот вечер меня остановил только страх опоздать на электричку. Выйдя на свежий воздух, я в бесподобно хорошем настроении помчался к метро, вскользь подумав, что мог бы сейчас и  на такси поехать в родной город. Но я был человеком другой, не этой жизни, и домой на электричке поехал бесплатно, перепрыгнув через турникет.

В электричке я сидел и отрешенно думал; « Почему это я раньше не пошел в казино?»  Это ведь так просто. Не надо корячиться каждый день на нелюбимой, мало оплачиваемой работе. « Приди и выиграй!» - улыбалась мне с подаренной в казино открытки красотка с откровенным декольте. Моя жизнь могла превратиться в сплошной праздник. Проснувшись утром следующего дня, я твердо знал, что и сегодня поеду в «манящее великолепие», прекрасное и доброе казино за очередной порцией денег и удовольствий.   В 23-15 у меня в кармане было уже на 36 000 больше!!! И мне опять как Золушке  нужно было убегать с бала. Я чувствовал себя султаном, Гарун-Аль-Рашидом. Мне все было по плечу! Весь мир был у меня в кармане. Я шел по улицам Москвы, мурлыкая веселые песенки  себе под нос  и свысока смотря на окружающих людей, искренне удивляясь, как это они могут за мизерную зарплату сидеть в ларьках, торговать носками и цветами, пересчитывая мятые рубли и не подозревать, что можно просто так пойти и выиграть.

Через неделю этих сумасшедших денег у меня уже не стало. Я не купил себе ничего полезного и нужного, просто отнес эти деньги обратно. Пошла «черная полоса». Куда и на что бы я не ставил, я проигрывал. Я искал новые комбинации, менял игровые столы, стал придерживаться странных примет, позаимствованных у завзятых игроков и никак не мог  остановиться. Не осталось уже и своих денег. Кроме этого я занял у друзей и знакомых кучу денег и  так же легко и быстро их проиграл. Жизнь постепенно превращалась в кошмар. Я мучительно искал выхода и ничего не мог придумать. Причем я твердо был уверен, что будь у меня еще 5-10 тысяч, я обязательно отыграюсь. Продал машину, а затем и дачу. Деньги быстро и весело ушли на укрепление фундамента казино. Потом еще я взял кредит в 100 000, твердо пообещав себе, что вот верну «свои» и навсегда прекращу играть. Деньги исчезли за три дня, а ежемесячный платежный долг на  целых два года остался. Кроме того я ежемесячно проигрывал более половины зарплаты и все не мог остановиться.

Правда я больше не ездил в Москву, но и наши «Вулканы» и «Ва-БАНКИ» продолжали выкачивать мои трудовые, регулярно и безвозвратно.

Сколько же таких как я в нашем городе?

Сколько таких как я в нашей стране?

Сколько таких, попавших в сети игровому азарту, во всем мире?.

.…

автор  Ал ЛАМ.

 



Конец жизни или ее начало. . . . .

Конец нашей жизни – еще не конец, конец – это только начало


. . . И если умирает человек

С ним умирает первый его смех

И первый поцелуй и первый бой

Все это забирает он с собой

А. Ахматова


Просыпаться не хотелось. Во сне он был здоров, весел, счастлив. Всеми любим. Занимался разными делами, требующими его ума, смекалки и работоспособности. А просыпаясь он возвращался в мир в котором ему не было места. Не было работы, денег, здоровья. Зато были долги. Кроме кредита на три с половиной года, был долг за квартиру за четыре месяца, за свет за пол года и газ. А вчера еще принесли извещение из налоговой на сумму десять тысяч. Это была последняя капля в долгой череде его бед, несчастий и разочарований. Денег не было и взять их было не где.


Жизнь его давно  потеряла смысл и ценность. Сегодня он наконец решится. Умирать было страшно, но жить так дальше невозможно. Дальше будет гораздо хуже. Он взял приготовленные заранее таблетки, еще раз оглядел свое убогое жилье, старую облезлую мебель, отслаивающиеся обои, всякий хлам, разбросанный по квартире и высыпав все таблетки в рот, запил их водкой из стакана. Он совсем ничего не почувствовал, даже вкуса водки, просто, в голове пронеслась вялая мысль, что еще можно что-то сделать, если выблевать эту гадость и срочно промыть желудок - - - - -


Но нет, это будет лишь очередная отсрочка. Решение принято давно и тщательно обдумано. Он здесь лишний, ненужный и бесполезный. Некому даже будет сожалеть о нем. Что же, Адью!


Постепенно тело стало наливаться томной истомой и вялостью. Начало непреодолимо клонить ко сну. Он не противился этому желанию. Улегся поудобнее на любимый диван, закрыл глаза и погрузился  в забытье. Сердце билось все тише и слабее, пока совсем не остановилось.


Но странное дело. Разум не отключился совсем. Вялые и сонные мысли его понемногу стали проясняться и обретать какую-то новую силу и уверенность. А главное, удивительное спокойствие. Он вдруг ощутил себя вне тела, какой-то мутно-белой массой, сгустком энергии, что ли, невысоко парящим над диваном,  способным двигаться  в любом направлении, готовым резко сорваться  и с немыслимой скоростью полететь в неведомое, навстречу какому-то новому миру. Миру, который манил его к себе, оказывается, давно ждал и радовался его приходу. Он бросил последний взгляд на лежащее где-то далеко внизу тело на диване, убогую комнату,  которая была его пристанищем последние дни. Все это виделось ему как в легком тумане на дне полутемного колодца с загнутыми вверх краями. Даже весь многоэтажный дом виделся насквозь, как разбитый во время войны, но где в своих клетках продолжали жить люди. В некоторых квартирах горел свет, но он был какой-то тусклый, ненастоящий. Люди занимались своими повседневными делами, отдыхали, ели, смотрели телевизор. Он понял, что между ними выросла пропасть отчуждения, которая все увеличивалась. Он покидал этот тусклый, затянутый смогом мир без всякого сожаления.


Пора было лететь к манящему свету, льющемуся сверху. Здесь его больше ничего не держало.


2. Лететь было приятно. Он чувствовал необычайный прилив энергии, настроение было великолепное.


Куда ему лететь он почему-то знал. Оттуда сверху шел мягкий, бело-розовый свет и удивительное, доброе тепло, магнитными волнами пронизывающее его бестелесную  сущность, не имеющее, ничего, ни рук, ни ног, ни головы.


Он не спеша поднимался вверх, с интересом разглядывая лежащий внизу город, его родной город, который все уменьшался и становился совсем не узнаваемым. Горизонты раздвигались, поля и леса, реки и дороги превращались в раскрашенную карту. Небо над головой превратилось в сплошное темное облако с светлой гигантской вращающейся воронкой. Он почему-то был уверен, что ему нужно лететь именно туда. Он чувствовал, что свободно может полететь в любую другую сторону, даже обратно домой, сможет, если захочет попугать соседей, но почему-то не хотелось. Дальнейший путь был похож на проход через длинную гигантскую живую «кишку»,  сокращающуюся и как бы «дышащую»,  внутри  которой он летел к далекому свету в конце со все увеличивающейся скоростью.


ПО ОЩУЩЕНИЯМ, ЭТОТ ГОЛОВОКРУЖИТЕЛЬНЫЙ ПОЛЕТ ПРОДОЛЖАЛСЯ МИНУТ ДВАДЦАТЬ. Но уверенности в этом не было. В новом мире, ощущение времени было каким-то другим, более упругим, что ли, хотя и сравнить было не с чем. Наконец тоннель кончился такой же воронкой, как на входе и он вылетел как птица из облаков и завис в сверкающем солнечном, ничем не ограниченным до горизонтов пространстве. Да, потусторонний мир все-таки существует, подумалось ему, Я на небесах. К великому сожалению, видимо, правы были попы-проповедники и крестящиеся старушки в церквах со свечками и на коленях перед образами. Теперь придется ответ держать за всю безбожную жизнь и за все скверные поступки и дурные мысли. А особенно давило на сознание, что как он слышал, бог особенно не любит самоубийц. Кто же знал. До последней минуты он был твердо убежден, что бога нет и после жизни нет никакого «потом».


Но эти мысли не долго занимали его. Почему-то не было никакого страха перед ожидавшим его будущим. Оно виделось спокойным, прекрасным,  полным новых, интересных  встреч и приключений. Все происходящее сейчас с ним можно было бы сравнить с рождением ребенка там, на Земле. Ведь поначалу, ему очень хорошо в утробе матери, там ему замечательно удобно, и сытно и тепло и безопасно. И вдруг его заставляют покидать этот мир, выходить куда-то  в неведомое, холодное, жуткое. И еще страшно - страшное. Откуда же ему знать, что там, снаружи, замечательно, есть леса и моря, дружба, любовь и ненависть и вкусная еда, и города. Так и здесь. Он приготовился исчезнуть, а попал в новый неведомый, прекрасный мир.


Зависнув над сплошной пеленой бурлящих облаков, раскинувшихся от горизонта до горизонта, и купаясь в энергетических волнах, он вдруг осознал, что далеко не одинок в этом новом мире. Из прохода в облаке постоянно выныривали все новые и новые «души», которые ненадолго зависнув, продолжали полет в каком-то одном им ведомом направлении.  С интересом  он стал их разглядывать  как они, а стало быть и он,  выглядят. Это были полупрозрачные сгустки желеобразного светло-серого цвета с темными пятнами глаз и рта.  Без рук и ног, до боли похожие на знакомое с детства,  «привидение с мотором»- Карлсона. Они были жутко одинаковые, но все таки он чувствовал их отличия друг от друга. И почему-то он  как-то сразу и безошибочно, каким-то внутренним знанием или  зрением, определял пол и возраст существа. И что самое удивительное, они внешне неуловимо отличались между собой. На той части «тела», где должна была бы быть голова, проступали неуловимые черты человеческого лица, со своим неповторимым очертаниями. Мелькнуло, кажется,  даже одно лицо с бородой, и еще кто-то смуглый, негр или «лицо кавказкой национальности». Действительно, лицо. Только лицо. «Скаламбурил», - внутренне усмехнулся он.


-Куда же я в конце концов попал? – думал он.


На рай это место совсем не похоже. Безлюдно и голо. Но ведь и не ад же это - такое светлое, чистое место. Никаких ужасов, пыток и прочих чертей.


-Наверное, что-то промежуточное, типа «чистилища».


Душа, видимо должна привыкнуть к своему новому статусу. Пройти какой-то **период адаптации**, как на любом новом месте.


Но новоявленные «отлетевшие души» не «топтались» как он на месте, теряя время, а целеустремленно продолжали двигаться вперед вверх. Пристроившись к общей массе, он через некоторое время увидел над головой огромный, в полнеба яркий золотой круг, горящий по краям огненными протуберанцами.


-А вот это уже даже очень  похоже на врата рая, - подумалось ему. Вот только не хватает святого Петра с ключами. И вообще. никто их не встречает и проход совершенно  свободный.


Он попробовал вспомнить на всякий случай хоть какую-нибудь молитву, но ничего, кроме отдельных фраз в голову  не лезло. – Боже всеблагий! Спаси и сохрани! Прости прегрешения наши. . . . . . .Это был его весь запас молитв.


Он заметил, что каждая пролетавшая через обруч «душа», попадала в какое-то завихрение, наподобие силового поля, после чего летела вверх, вниз, или растворялась на сверкающие капли-брызги, как в детском калейдоскопе


Притормозив перед «золотыми вратами», он огляделся, прикидывая, есть ли другие варианты или какой другой путь, потом собрал волю в кулак и полетел вперед и вверх. Других вариантов видимо не было, хотя немного ранее он успел заметить, что одна из душ, вынырнув из облачного тоннеля, как-то заметалась на месте и в судорогах, нехотя, как бы противясь и упираясь, нырнула в кишку тоннеля и судорожно дергаясь полетела вниз к Земле. -Врачи-реаниматоры стараются, -  подумалось ему. Знали бы они, что здесь совсем не так уж и плохо, отстали бы от человека, и пошли пить кофе.


Его новое «тело» сразу за воротами со всех сторон стиснула неведомая сила, и он перестал двигаться самостоятельно, мир вокруг стал бешено вращаться и он полетел с огромной скоростью куда-то вбок и вниз. Ощущения были как у белья в центрифуге стиральной машины. Свет постепенно становился все слабее и стал темно-серым.


-Все-таки тащат в ад, - вяло подумалось ему. А на что мне собственно было рассчитывать? На бурную торжественную встречу с цветами и оркестром?


Перед глазами  обрывками фильма пробежала вся его земная жизнь с ее ошибками, глупостями и подлостями. Почему-то вспоминалось только плохое.


Водоворот, протащив его довольно далеко то *огненных ворот*, вдруг стих и бросил в абсолютно темном и безмолвном месте, без верха, низа и горизонта.


3.Он висел недвижимый и распластанный в полной темноте и тишине, и не мог даже шевелиться. Это продолжалось довольно долго, очень долго,  по земным меркам может неделя, может и больше. Он полагался только на свои ощущения. Ожидание томило и раздражало. Это была изощренная пытка, с неизвестностью и беспомощностью.


Но вот он наконец заметил, что вокруг медленно стали проступать очертания смутных теней и предметов. Во - первых, он стал ощущать верх и низ. Верх стал окрашиваться разноцветными яркими точками тысяч звезд, а низ выглядел как огромный ночной океан, где перекатывались темные волны и отражались звезды. Зрелище было страшное, но вместе с тем великолепное и торжественное, как в большом театре перед началом спектакля. Он чувствовал, наступает минута какого-то величайшего переломного события во всей его жизни, к которой он так долго шел.


Неожиданно, похолодев, он вдруг осознал, что висит в центре большого стадиона, скорее даже цирка,  края которого в несколько десятков рядов состоят из стоящих вплотную друг к другу трибунок, в виде половинок старых школьных парт,  за  которыми   вплотную, плечом к плечу сидели «люди» в черных балахонах и черных островерхих клобуках, закрывающих почти все лицо. Видна была только нижняя часть – губы и подбородок. Они выглядели странно одинаково, одного роста и комплекции, хотя и были между ними  неуловимые различия. Всего их было более трех сотен. Черные фигуры над  темным океаном, на фоне темного, слабо мерцающего неба, выглядели торжественно и очень внушительно.


-Судьи,  – почему-то сразу подумалось ему. Надеюсь, по сути, это не жестокая сталинская «тройка». Где пять минут и - *высшая мера*


Он чувствовал на себе их насквозь пронизывающие взгляды из - под низко надвинутых капюшонов.  Как рентгеном они просвечивают, рассматривают его прошедшую жизнь и всю целиком и отдельными кусками, разглядывая,  взвешивая и оценивая все прошлые его поступки и слова. Они были совершенно беспристрастны, обменивались какими-то фразами между собой, но ему кроме отдаленного гула ничего не было слышно. Это продолжалось довольно долго. Он ощущал себя очень неуютно. Каким-то беспомощным, жалким, голым и одиноким. Интересно, а есть ли среди них мой адвокат? Защитник.


Наконец общее решение совета было видимо принято, и гул смолк. И все замолчали,  готовые выслушать окончательный вердикт кого-то самого главного, того, которого не принято называть по имени вслух. Он непроизвольно напрягся, чувствуя холодок и дрожь внутри.


- Рассматривается дело о прошедшей жизни Ала Лама, - кандидата в действительные члены МООД, -  раздался громкий, сочный и властный голос, -  самовольно прекратившего свое земное существование. В ходе обсуждения  на рассмотрение высшего трибунала совета были предложены следующие варианты :


- Изменить сущность – 19 голосов. Распылить на атомы а память вытоптать – 40. Вернуть на Землю  для завершения цикла – 137. Отправить в Черный Колодец на перевоспитание к Д-В –62. Не определились или  воздержались – 5. Остальные высказались за  немедленное и окончательное принятие в члены МООД с некоторыми незначительными условиями и оговорками.


Судьи задвигались и вполголоса стали шептаться  между собой. Видимо результаты голосования для многих стали неожиданными.


- Исходя из всех рассмотренных поступков и деяний, учитывая побудительные причины, обстоятельства, а так же его мысли и желания, принимая во внимание степень его глубокого раскаяния, комиссия постановила:


-определить ему четвертый уровень постоянного обитания с кратковременными посещениями низших уровней и полным запретом выхода в верхние ярусы, особенно, в пятый, девятый и одиннадцатый. С обязательным уведомлением администрации по перемещениям заранее. Принятое решение немедленно передать на утверждение.


-А сейчас требую особого внимания и тишины.


Гул голосов сразу смолк. Наступила очень долгая пауза. Тишина была звенящая. Чувствовалось, что это еще не все. Главное впереди. Кто-то еще должен  высказаться.


= П О В Р Е М Е Н И Т Ь =  вдруг раздался совсем другой, очень мощный, но вместе с тем мягкий. проникновенный и глубокий голос, в котором, чувствовалось такая сила,  которой никто никогда не смел перечить.

=  ДО ОКОНЧАТЕЛЬНОГО РЕШЕНИЯ  ОТПРАВИТЬ   НА   ОСТРОВ  РАЗ – РА ДО ПРОЯСНЕНИЯ =



4.И вдруг сразу все исчезло. Заколыхались и подернулись голубой дымкой судьи вместе с трибунками. Исчезло звездное небо. Он стал падать плавно вниз, на приближающуюся песчаную косу пустынного берега и черно-синего моря.


Деревьев не было видно совсем, зато чувствовался свежий, морской ветерок, овевавший его лицо. Да, лицо. Он опять имел обычное человеческое тело, видел свои ноги и мог шевелить руками. Да, это были его руки, с маленьким шрамом на левом запястье. И он опять дышал. Это оказывается было так здорово. Он твердо стоял на песке и шевелил пальцами ног.


Оказалось, на нем была длинная белая рубашка почти до колен, более из одежды ничего. А ноги босые. Он потоптался на месте, потом сделал несколько неуверенных шагов в сторону невысоких холмиков невдалеке, чтобы сориентироваться и оглядеться. Попытался для  быстроты привычно взлететь, но странно, ничего уже не получалось. Тогда он передумал , вернулся и сел на теплый песок недалеко от берега и стал смотреть на воду. Ничего не происходило. Он зачерпнул одной рукой песок, другой воду и сжал кулаки. Песок был настоящий, вода была мокрая, горько-соленая и теплая. Он вымыл руки и лицо. Разве, искупаться? Поплавать и понырять. Или лечь поспать? Однако, спать совсем не хотелось. Есть тоже не хотелось, хотя последний раз он  ел и  пил примерно месяц назад. Заняться было абсолютно нечем. Оставалось только неспешно рассуждать о всех последних, таких невероятных по земным меркам событиях,  случившихся после его смерти. Как это ни парадоксально звучит.


Главное что? – вслух сказал он, - что существует потусторонний мир.

Он лег на живот и задумался.


Мир, о котором постоянно твердили верующие на земле - существует. Мир, в который он никогда не верил. Куда он  еще даже не попал, не пустили. В ад его, правда, тоже сразу не определили, это уже хорошо, но кто-то главный оставил решение за собой, и вопрос остается пока открытым. Отсрочка -  не всегда вещь хорошая. Слишком много было у него за плечами, о чем хотелось  забыть и более никогда не  вспоминать.


Теперь, что это за определенный ему для пребывания четвертый уровень? Это что, какой-то огромный многоэтажный дом или просто тип присвоенного производственного разряда. Четвертый уровень – это много или мало? Хорошо или плохо? И сколько всего этих уровней? Еще ему почему-то не хотели дать выхода- прохода на пятый, девятый и одиннадцатый. Т.е. этажей уже не менее одиннадцати, хотя может быть и все сто одиннадцать. У кого можно спросить?  Справочная где тут! Ау! На судилище ему не дали сказать ни слова. Ни оправдаться, ни вопрос задать. А интересно, первый их уровень, это  что,  для совсем пропавших? Вот туда ему допуск разрешен почему-то. Но не надолго, краткосрочный и с предварительным уведомлением администрации.


Чтобы не вздумал, видимо,  там  спрятаться или остаться.

Остров, на который его отправили назвали Раз – Ра. Это видимо сокращение. А как интересно, полностью? Размышлений? Раскаяния? Раздумий? Может, развлечений и разврата? Ну это точно вряд ли.


Его размышления были прерваны появившейся вдалеке фигурой  человека в белой рубахе на выпуск и  коротких, до колен брюках,  который не спеша шел по направлению к нему.


Подойдя на расстояние пяти метров человек остановился и теперь он мог его рассмотреть подробнее. Это был мужчина 30-33 лет, довольно высокий, с  волосами до плеч и  длинным  печальным  лицом. Глаза  были глубокими и выразительными. Скорее даже пронзительными.

- Давно здесь сидите? – спросил он поправляя рукой растрепавшиеся на ветру волосы.

- Да нет, не очень. – Он помолчал немного, и спросил, - а вы местный?

- Да, местный. Я местный везде. Меня Аадам зовут, - сказал он с ударением на первое «а».

-Ал! . . . Ал Лам. Представился Ал, поднявшись с песка.

- Я знаю. – Аадам медленно подошел вплотную к Алу.

.А скажите, Аадам,  где мы сейчас находимся, что это за место. Как бы мне отсюда выбраться?

- Не нужно отсюда никуда уходить. Разрешат, когда надо будет. Не мы это решаем. Другие. Те, кто отправил вас сюда. Это остров покаяния и раскаяния, где ожидают допуска на высшие уровни «неопределившиеся» .

- Понятно! – сказал Ал, - хотя до понимания было далеко.

- А что, кроме нас здесь никого больше нет?

- Очень много здесь кого. Но каждый должен находиться в одиночестве, размышлять,  не навязываться и не мешать другим переосмысливать свою прошедшую жизнь. Хотя бродить по острову и не запрещено. Тем более, что он везде одинаковый, как и здесь.

- А вы сами можете отсюда уйти по своему желанию?

-Конечно. В любое время. У меня нет ограничений по перемещениям. Мне здесь просто нравится. Спокойно и легко дышится и думается. Ничего не отвлекает.

- А скажите, что собой представляет четвертый уровень. И сколько вообще этих уровней.

Адам молча подошел к воде вплотную, но набегавшие волны не мочили его ног, обтекая их по краям.

- Не зацикливайтесь на этом. Все эти уровни довольно условны. Это просто некий фильтр от ненужных вам встреч и общений. Многие, например, назойливо пытаются пообщаться лично с известными и знаменитыми ранее личностями,  хочется им поговорить, допустим, с Пушкиным, дотронуться до Высоцкого, задать вопрос Сталину. А разве тем это надо? Поэтому  лучше, когда на одном  уровне находятся  примерно одинаковые  интеллекты.


Адам  продолжал смотреть на море. – Вам ведь тоже в прошлой жизни неоднократно докучали неинтересные  и ненужные люди. А теперь представьте, сколько желающих  «припасть к ногам», выразить свою любовь и пообщаться  с самим - Самим! А ведь многие мечтали об этом всю жизнь, ежечасно, и старались добиться этого всем образом своей безгрешной жизни. И их миллиарды. Ждут своей очереди и  даже добившись своего, стараются  любым способом остаться где-то поблизости, чтобы чаще испытывать исходящую благодать. А у него ну о-о-чень много других забот.


- Понятно. Действительно непростая ситуация. Я ведь тоже не прочь был изначально взглянуть на Самого. А реально, видимо, даже  к обычному рядовому царю с моей неинтересной жизнью и биографией видимо не пробиться.


Ал не был сильно расстроен отсутствием перспектив встреч с великими людьми, но  страдало самолюбие, что это не он решал, а за него уже решили, что не достоин он. И не проходило ощущение своей  никчемности здесь, такое же, как на Земле.


Аадам  внимательно смотрел на него и кажется читал его мысли.


- Не расстраивайтесь. Это все суета. Это они на земле были великими и знаменитыми. А здесь они как все, не имеющие ничего, кроме громкого имени и выдающегося прошлого. Поверьте, есть личности гораздо интереснее, имена которых совершенно никому не известные. Думайте лучше о вечном, большом и светлом и станете счастливым. А великие, тоже когда-то были обычными людьми, со своими слабостями, ошибками и подлостями. Почти все тоже проходили здесь покаяние. Главное, это  ваше состояние души. Равновесие и успокоение. Как принято здесь говорить –  благодать божья.


Аадам махнул на прощание рукой и побрел дальше по берегу, навстречу своим новым  встречам.


Ал несколько секунд смотрел ему в спину, раздумывая, не пойти ли вслед за ним, но решил не приставать, а пойти лучше в другую сторону. Бездействие томило. Ноги  в песке пружинили и не вязли, идти было легко. Пейзаж вокруг не менялся и никого  нигде  не было видно. Пройдя по берегу примерно с километр, он увидел наконец впереди две человеческие фигуры, которые сидели рядом и разговаривали. Подойдя поближе, он  удивился,  узнав в одном опять того же Аадама, который совсем недавно ушел в противоположную  сторону. А разговаривал он с молодой, довольно привлекательной девушкой, одетой так же просто, как и он.


Аадам  внимательно посмотрел на него вопросительным взглядом, но ничего не сказал.

А девушка улыбнулась, кивнула приветливо Алу, и просто сказала:

- Я - Снежанна. Шестой уровень условно, с отсрочкой, но там я еще даже не была. Я новенькая. Аадам сейчас рассказывал, что  это и что там меня ожидает.

-Мне тоже хотелось бы послушать, если можно, - сказал Ал.

- Поговорим об этом немного позже, мне нужно доделать кое-какие дела.

Аадам  явно не желал продолжение разговора и общения.

-Увидимся позже. Еще не один раз.

Неожиданно он стал таять и растворяться в воздухе и исчез совершенно. Только ветерок слегка шевельнулся и  завихрился, пробежав по песку.

-Невероятно! – сказала Снежанна приподнявшись и подойдя к тому месту где ранее стоял Аадам, потом рукой провела туда и обратно несколько раз по воздуху .

-Да, оч-чень эффектно! Как в цирке, - Ал почему-то был готов к чему-то подобному, поэтому не очень удивился.

-Скажите, Вам он никого не напоминает? – прищурив один глаз спросил Лам.

-Напоминает. Еще как похож. Но я пока воздержусь с выводами. – Она помолчала. –А  вы что, гуляете или идете куда-то в конкретное место по делу?

-Скорее обхожу  новые владения. Всегда желал иметь свой остров. Правда, не такой голый и пустынный, как этот. Совсем ни одного деревца. И даже птиц не слышно.

- Можно мне пойти с вами? Мне как-то неуютно и одиноко. Мешать не буду.

Ал пожал плечами и  кивнул.


Несмотря на неопределенность положения, настроение у него было  замечательное. Ничего не сковывало, хотелось лететь навстречу ветру и солнцу. Впитывать окружающий мир через кожу.

Они побрели по берегу рядом, разговаривая и не чувствуя скованности какая бывает при общении незнакомых людей.

-Почему вы оказались здесь. -  такая молодая и . . .Он хотел сказать - красивая, но смутился и не сказал.

Они не спеша побрели по берегу, Ал поддевал попадавшиеся под ноги камешки и старался закинуть их подальше в море. Снежанна чинно вышагивала рядом, сложив руки за спиной, иногда отставая и затем ускоряя свой шаг поминутно заглядывая Алу в глаза.


Разговор сначала вертелся вокруг загадочного Аадама и его месте на этом острове. Ал считал его безусловно главным здесь и возможно даже кем-то из тех, кто решает судьбы прибывающих. А Снежанна вообще шепотом и оглядываясь, сказала, что он и есть или сам бог-сын или святой дух, никак не меньше. Она с детства верила в бога, посещала церковь, но без особого фанатизма, скорее следуя традициям, как все окружающие ее люди или ее родители.

-Меня всегда интересовал вопрос, - говорил Ал, слегка иронизируя.

-Кто интересно назвал бога богом? Если учесть, что он был всегда, даже когда никого еще вообще не было. И ничего не было. Ну, это ладно, пусть. А еще, бог, это имя или фамилия? Или должность. И какое, интересно, тогда отчество у его сына, Иисуса? Иисус Богович?


Снежанна не отвечала, задумчиво глядя себе под ноги и старательно обходя бугорки и выбоины. Такой вопрос ее никогда не волновал. Почему слона назвали слоном или бабочку – бабочкой? И зачем слону отчество? Он сам по себе – слон. Сразу понятно, кого имеют ввиду. Это же не главное. Главное в сути. Хотя согласно гороскопам, именно имя определяет сущность человека.

- Ну надо же было его как-то назвать. И бог, имя не самое худшее. Ты – Ал, он – бог. И вообще, бог это совсем не имя, это понятие*


Снежанну больше волновало то, что с ними происходит сейчас, когда, наконец кончится неопределенность их положения. Они уже выяснили, что оба получили непонятную отсрочку на  судилище – чистилище, хотя сам процесс суда  проходил у них слегка по-разному. Но суть была одна. И ощущение беспомощности перед судьями, и очевидная несправедливость приговора. Даже слова никому не дали сказать в свое оправдание.

Впереди, метрах в пятидесяти, на берегу сидел парень, прижав колени к груди и положив голову на колени.

Подойдя ближе, Ал, сначала хотел пройти мимо, т.к. ни с кем не хотел больше ни знакомиться, ни разговаривать.  Но парень поднял голову и посмотрел на подходящую пару.

Глаза у него были светлыми и взгляд заинтересованным. Он явно рад был их видеть.

- Привет! Я Самвел. Я здесь уже неделю. И пока никого еще не встречал.

- А я – Снежанна, а вот это _Ал.

- Мы решили с ним обойти весь остров вокруг. Все равно больше нечем заняться. И все лучше, чем сидеть одному.

- Привет Самвел.  Скажи, какой у тебя уровень, если, конечно, это  не секрет, - попросил Ал.

- Хотели дать первый. Но передумали и вот я здесь. И что это, где, я понятия не имею. А . . . .у вас?

- У меня четвертый, у Снежанны – шестой.

- Ты говоришь как о размере женской груди! – почему-то обиделась Снежанна.

- Это ведь основа всего нашего будущего.

Ал растопыренными пальцами пригладил волосы назад. Потер ладонями уши.

- Как новое рождение. Аадам сказал, что уровни – это сито, чтобы отделить нормальных людей от придурков, дебилов и прочей нечисти.

Только пока не могу сообразить, что здесь выше - первый, четвертый или шестой. Может уроды с убийцами как раз в десятом.

Мы с вами выглядим совершенно одинаковыми. Видимо, главное, кто и как жил раньше.

Они шагали по берегу еще несколько часов, никого больше не встретив и перекидываясь ничего не значащими фразами, рассказывая забавные случаи из своей прошлой жизни.

Но каждый все равно думал о своем, отчаиваясь и надеясь на лучшее.

­­5. Отдыхать решили все вместе. Не то, чтобы они устали, захотелось спать или наступила ночь.

По-прежнему лил сумрачный свет, не хотелось ни есть ни пить, тело и ноги не чувствовали усталости, хотя они неспеша отмахали километров двадцать.

Ал лег на спину и стал смотреть в небо. Снежанна улеглась рядом на бок, подперев рукой голову и смотря неотрываясь на Ала. Самвел уселся по турецки метрах в пяти и задумчиво стал пересыпать песок из кулака в ладонь и обратно.

- В той жизни мы могли бы быть друзьями. – Задумчиво произнесла Снежанна.

- Ходить на свидания, целоваться . . . . .ругаться . . . .

Ал повернул голову и посмотрел на нее.

- Вряд-ли мы бы встретились. Прошли бы мимо не повернув головы . . . .Да и жили в разных местах.

Потом помолчал немного и сказал.

- Жаль. Жаль, что нельзя все вернуть и прожить по другому, лучше, интереснее . . . . . .

- Ну почему нельзя. Очень даже можно.

Аадам  сидел рядом, возникнув ниоткуда.

Ал даже не удивился. У него и до этого было ощущение, что рядом с ними постоянно кто-то находится. Смотрит, слушает. Причем очень внимательно.

- Нет, правда. Если есть желание, я могу устроить. С любого времени, хоть с рождения.

Ал мысленно пробежался по знаковым моментам своей жизни  подумав, сколько раз он хотел по-другому что-то сделать, сказать, исправить. Но сейчас он был еще не готов.

- Спасибо, я подумаю. Учитывая неопределенность нашего теперешнего состояния.

Снежанна засмеялась, перевернулась на живот и сказала:

- Ну уж нет. Опять в школу, потом на отвратительную работу, потом ужасный первый секс с прыщавым недоумком, смывшемся наутро и навсегда. И ведь по-большому счету, изменить ничего не получится. Разве что родиться в другом месте, в другое время, и в богатой семье. Так можно, а?

- Нет, так нельзя. Свою жизнь нужно прожить самостоятельно. В этом весь смысл.

Сейчас попробую объяснить.


Прежде чем попасть сюда, человек должен прожить отведенный ему отрезок времени, показав, что он стоит, как поведет себя в различных ситуациях. По большому счету, Земля – это своеобразный полигон, где каждый выживает по-своему. Его ждут различные трудности, радости, соблазны, беды, болезни. Потери близких, богатство и нищета. Любовь, зависть и ненависть окружающих. Короче испытания. Все и всяческие. А здешняя канцелярия внимательно все рассматривает, систематизирует и принимает решение. Кого куда потом.  А такие как вы все портите, уходите от борьбы, сдаетесь. Самоубийство самый тяжкий грех. Почему? Ведь самоубийца хочет попасть в рай обгоняя всех, не пройдя всего пути, не попробовав свои силы и возможности. Так было во все века. Нельзя отчаиваться! Может впереди вас ждала удача, богатство, любовь, наконец.


Аадам  встал, отошел на несколько шагов и повернув голову, тихо добавил:

- Вот вы и сидите теперь здесь. А уполномоченные-судьи ломают теперь свои головы, решают, что с вами  делать. Назад вас послать или вперед. Наказать или простить. Ведь вы – сбой системы. 99,99% людей хотят жить долго, даже вечно, но не хотят правильно.


Аадам медленно пошел по берегу, задумчиво опустив голову и старательно обходя неровности берега с мокрым песком.

6. Так значит, полигон. Вот оно что. Теперь все стало ясно и понятно. Это получается, что кому-то было очень скучно и он развлечения ради создал Землю, населил ее разными животными и потом создал людей. И стал смотреть за их возней, прокручивая разные бредовые идеи, такие как катастрофы, землетрясения и извержения вулканов. Правда, иногда и радуя,  подсовывая человечеству лакомые куски в виде изобильной вкусной еды, алкоголя, наркотиков и секса. А когда человечество заходило в тупик или шло не тем путем, случались всемирные потопы, эпидемии чумы и нашествия чингизханов.


Раньше меня всегда мучил вопрос. Почему бог не вмешивается, не помогает, не спасает.

А ведь люди молятся, ставят свечки, дают обеты. Когда, например, монголы Батыя, резали народ и жгли города, тысячи добродетельных верующих стояли на коленях и умоляли спасти и сохранить их. Что стоило ему вмешаться? Нужно было просто шевельнуть пальцем и орда варваров помчалась бы обратно. Как бы народ благодарил его за это.

А наш глубокоуважаемый и горячо любимый бог просто развлекается, смотрит интересное кино и пьет пиво с орешками. Богу- богово, кесарю- кесарево, а слесарю-слесарево. Чтобы его понять, нужно побывать на его месте. Невозможно? Почему же . . . .

Не в космическом масштабе, а допустим на моем примитивном уровне.

Допустим, в нашем обыкновенном лесу стоит самый обыкновенный муравейник. Для них их поляна - целая страна, лес-планета, а лес и горы за рекой – другие недостижимые планеты их солнечной системы. А вся наша Земля – это их целая бесконечная Вселенная, и добраться им до Австралии  так же невозможно, как нам до Альфы Центавра.


Но вернемся назад к муравейнику. Сейчас я для них бог. Я могу им дать все и могу все отнять. Смотря по настроению. Могу высыпать на них мешок сахара и они год будут сыты и счастливы, а могу облить бензином и поджечь. Могу накрыть зонтом или палаткой от непогоды и холода и установить отопление, и круглый год у них будет райская погода, а могу опрыскать ядохимикатами. Я бог? Конечно. И они это знают.


Они верят и поклоняются мне. Строят церкви, стоят на коленях, зажигают свечи и молятся о здоровье и благополучии. Но нравится ли это мне? Нужно ли?

Продолжение следует…..


КАК    ИГРАЮТ   НА  «ПОЛЕ ЧУДЕС»

совершенно секретно, полное руководство к действию и только для читателей  блога              *Продажа недвижимости в Болгарии*


1. Как попасть на игру?

Бытует мнение, что попасть на передачу «Поле Чудес» очень сложно, сотни тысяч людей заваливают редакцию письмами, всевозможными кроссвордами, слезными просьбами и ничего не добиваются.

Главное, нужно решиться, не бояться и не стесняться. Если не писать и не пробовать, то конечно и не попадете! Там играют такие же простые люди, как мы с вами и я туда попал, что тому подтверждение. Итак, если у вас появилось желание попасть на экран телевизора, поразить и удивить своих знакомых и соседей, действуйте.

Во-первых, нужно просто сесть и написать письмо. Если вы молчите, как вас пригласить?

В письме напишите о себе что-нибудь такое, что может вызвать интерес к вам. Вы рисуете, выпиливаете, поете, шевелите ушами – пригодится все. Подумайте, когда вы смотрите передачу, что вам нравится в игроках. А что не нравится?

Еще нужно послать кроссворд. Но предупреждаю сразу. Не стоит перерисовывать кроссворд с какого-нибудь журнала. Такой номер не пройдет. Нужна оригинальность, неожиданность. Я, например, сделал кроссворд в виде новогодней елочки, где слова были ветками, свечками, игрушками, се красиво раскрасил и рядом приклеил свою фотографию в милицейской форме, но с бородой и в колпаке Деда Мороза.

Оригинально? Конечно! И не беда, если у вас не сходятся слова, сам кроссворд никому не нужен. Дам совет. Изобретайте и удивляйте. Вышейте кроссворд на подушке, нарисуйте на рисовом зернышке. Засуньте в калейдоскоп, выжгите на автомобильном колесе. Этого еще никто не делал. Дарю идеи вам, читателям . Наш журнал читают только НАШИ!

2.Подготовка.

Послали письмо, ждите ответа. Сколько? Как повезет. Я написал всего одно письмо и ждал ответа месяц. Со мной на передачу попала пенсионерка, которая добивалась этого несколько лет, отправляя на передачу по 5-6 писем в год и в результате все-таки добилась своего.

Если вас пригласили, (приходит телеграмма)  начинайте думать, что подарить. Только не нужно сразу бежать в магазин, покупать самую дорогую водку, коньяк, самый большой батон колбасы, узбекский халат или шлем космонавта. Это было уже тысячи раз. Миллионы телезрителей вас не поймут. Опять изобретайте необычное. Вырежьте на колоде профиль Леонида Аркадьевича или нарисуйте на него шарж в костюме моряка - анархиста с пулеметными лентами и бескозыркой с надписью «ГЕРОЙ». Или испеките торт необычной формы (например,  в виде морской мины или с неожиданным сюрпризом внутри).

3.Вперед! На игру!

Приглашение в кармане, день назначен, подарки готовы. Завтра съемки передачи, а вы неожиданно начали сомневаться в своих силах. Вам страшно, ведь вас увидит не только вся Россия, но и Европа, Америка, Израиль. Еще есть время отказаться. Ну их, эти подарки, удивление соседей. И ведь были случаи, когда отказывались перед самой передачей, не выдерживали нервы. Поэтому иногда приглашают на одного игрока больше, чтобы можно было бы сразу подменить, ведь все бывает, человек может заболеть, опоздать, не доехать до студии из-за плохой погоды, просто выпить лишнего, начав со 100 грамм для храбрости.

Что тут можно посоветовать? Боятся все, мандраж даже у Леонида Аркадьевича, хотя он крутится там  двадцать лет. И я поначалу боялся, плохо спал, переживал. Потом сказал себе. Я что, хуже всех?  Маленькие дети поют и танцуют на передаче, а я что, не смогу? Потеряю дар речи? Нет, я смогу! Я – человек из народа! Я – такой как все!

3.Игра.     ( субъективный взгляд игрока и только личные мои ощущения)

Поражает все. Огромные корпуса телецентра, множество занятых делом людей, бесконечные переходы. Нас встречают, проверяют по списку и приводят в студию.

Студия «П-Ч» поражает воображение. Огромная, вся горит огнями, переливаются разноцветные огоньки, отражаясь в зеркалах на стенах и на полу. Множество стоящих и висящих камер разного размера, мониторы, кабеля и прожектора. Возле них люди, занятые делом. Интересно, где ЛА?

Вбегает режиссер, проверяет и считает игроков, разбивает на тройки, говорит, кто где будет стоять, дает покрутить барабан, потом показывает комнату, где можно приготовить подарки и переодеться.

Смотрю на своих конкурентов. Боже, сколько же они навезли всего. Тут горы всякой еды и питья, какие-то коробки и свертки, куча разновозрастных детей, наряженных и без конца повторяющих свои стихи. Все волнуются и суетятся. Я стесняюсь своих скромных подарков и прячу их подальше от чужих глаз. Чтобы перестать волноваться иду в студию, осматриваю свое место. Кладу в специальное место под столом свои подарки и сюрпризы, громко говорю несколько слов в микрофон и в камеру. Мне не мешают, и не прогоняют. Тут видели и не такое. Подтягиваются конкуренты. Их дети успокоились и начинают резвиться, бегать по студии, лезть во все щели. Их шугают операторы и уборщицы.

Волнение нарастает. До передачи осталось полчаса.

Сейчас придет Якубович! Вот и он. Точно такой как на экране. Элегантный, шикарный, с бабочкой. Спокойный и деловой. Сразу перешел к делу. Сказал где стоять, как выходить, куда смотреть. Уточнил, кто откуда, место работы. Успокоил, что вырежет все, что плохо получится. Поэтому не  стоит бояться, что вдруг запнетесь, уроните или забудете. Кто-то попросил автограф. Но нет, только после игры. Запрет так же и на фотографии. Потом сказал главное, положив руку на грудь.

**В принципе, можно говорить и делать все. Наряжать, обнимать, подшучивать. Но я  вас очень прошу, не кормите меня. Я не голодный. Причем всегда дают взаимоисключающие вещи: сметану – соленый огурец – варенье – кумыс. Представьте, что потом будет с моим желудком. И выпивать не предлагайте. Бывают такие провокаторы, которые перед

камерой произносят такой тост, за который просто невозможно не выпить. Например, за здоровье женщин и детей, за погибших героев  или всеобщее счастье. А ведь мне потом еще работать**

В это время в студию начинают запускать публику и ЛА идет к ним. Его встречают очень бурно, улыбками и  аплодисментами. Он говорит с ними, объясняет, что можно делать, что нельзя. Нельзя вставать, ходить, привлекать внимание. Пить, есть, и особенно лезть на сцену. За то  можно чаще хлопать, и подбадривать игроков.

Все. Внимание!  Камеры, мотор! ЛА широко улыбнулся и произнес в ближайшую камеру:

**В эфире капитал – шоу «Поле Чудес» и у нас сегодня в гостях . . . .**

Начало игры помню плохо. Сплошной туман. Я ведь был самым первым.  Когда увидел потом себя на экране очень удивился, неужели это я? Задание  понял, но буквы произносил наугад. Для меня сама игра была не главное. Старался только не забыть главного, сочиненные мною стихи, приготовленные подарки и приветы. Успокоился, когда ход перешел к другому игроку. Неожиданно угадал все слово и вышел в финал. Можно перевести дух и собраться с мыслями. Два моих конкурента с недовольным видом пакуют полученные подарки и уходят не дожидаясь окончания игры. Те, кто еще не выступал, сильно волнуются, что-то поправляют и заглядывают в бумажки. Я уже через это прошел, а вам еще предстоит.

5.Что осталось за кадром и не вошло в передачу.

Время передачи ограничено. Должны поместиться все игроки с их подарками и приветами

угадывание букв и выступление детей, а так же обязательная реклама. Я выступал около тридцати минут, а в эфир попало одиннадцать. Пропали несколько приветов (как от удава - мартышке) и смешной розыгрыш ЛА. Жаль, а что делать? Передача не резиновая и каждая минута эфира очень дорога. У других игроков были вырезаны разные накладки, где падали вещи, проливалось шампанское и пугались и плакали дети. Все это осталось за кадром, в моей памяти и на фотографиях. А на экране все прошло весело, красиво и гладко. Как всегда все эти годы.

6.Призы и подарки.

Призы получают все, даже те, до кого не дошел ход. Если хотите получить дополнительный приз, нужно придумать что-то неожиданное, заинтересовать ЛА.

Я, например, придумал несколько забавных стишков в виде рекламы спонсора передачи, за что получил небольшой телевизор *Панасоник*. Кроме этого – микроволновку и большой набор посуды *Цептер* Особое внимание ветеранам и детям. Никто не  уйдет без дорогого подарка и восторженных слов от ЛА. А если уж выпал сектор «ПРИЗ» - тут уж дерзайте смело. Торгуйтесь, но не жадничайте. Ведите себя весело и дружелюбно, просите на дорогу, на подарки соседям, на восстановление сломанного велосипеда. Шутите!  Тут главное, не перегнуть палку. Учтите!  У ЛА есть выбор – наказать жадину или наоборот, поощрить ваше остроумие или великодушие. А как он это сделает – его маленький секрет.

7.Финал.

Если вышли в финал, да еще и стали победителем игры, смело выбирайте подарки, причем, даже если у вас не хватает очков на понравившуюся вещь, не смущайтесь, говорите. ЛА обязательно согласится добавить очков от себя, ведь вы герой этого вечера и всей передачи.. Я не стал победителем, но не  расстроился. Остались незабываемые воспоминания, фотографии и целиком записанная на кассету игра без монтажных резок.

И еще несколько слов напоследок.  Это уже самый - самый большой секрет.

Смело идите на супер игру!!! Даже если вы не угадаете слово, никто ваших подарков не отнимет. Это ведь оно и есть –  наше  настоящее  «ПОЛЕ  ЧУДЕС». Для творцов передачи затраты на призы – не главное! Главное – интерес и восторг публики! Поэтому передача столько лет пользуется огромным успехом у телезрителей!

Итак, решайтесь! Садитесь за письмо, сочиняйте кроссворд и вперед! На игру!

ЖЕЛАЮ  ВСЕМ  УДАЧИ !!!

автор  Ал ЛАМ.


 

Комментарии   

 
0 #11 Оксана, ВТЗ 14.10.2014 15:57
Прочитала несколько рассказов Ал Лама на одном,как говориться дыхании. Очень понравилось повествование и доступность мысли. Может, правда, смысл одного рассказа хотелось бы понять до конца. Это рассказ «Конец жизни или ее начало. . . .». Все остальные рассказы понятны и доступны. Впечатлил рассказ «ПРИЗРАЧНЫЙ БЛЕСК «ХАЛЯВНЫХ» МИЛЛИОНОВ, это прям как рассказ-ИСПОВЕД Ь, может эта тема игромании очень близка автору или просто очень хорошо ее изучил, ну тем не менее получился очень поучительный рассказ для нашего времени. «ЗАКОННЫЕ 25%» - вне сомнения, что описанные события происходили когда-то в реальности. И не важно,что это происходило в советское время, важно как автор ярко подметил менталитет русского человека. Где –то образ смешон, жалок, но в тоже время чувствуется порядочность русского человека, его неподражаемая доверчивость, что в наше время очень ценно.

Так что с удовольствием, буду ждать еще рассказов автора Ал Лама, чтобы подумать, порассуждать над человеческим характером, сущностью бытия.
Цитировать
 

ПОКУПАЙТЕ

НЕДВИЖИМОСТЬ

СО СКИДКОЙ!!!

Заполните форму и мы Вас включим в нашу индивидуальную программу

Нажмите на изображение, чтобы его изменить

(Если Вы не определились с точной датой вылета в Болгарию, напишите приблизительно, когда планируете поездку)

Наш менеджер лично с Вами свяжется и предоставит полную информацию согласно Ваших пожеланий!

Заказать звонок
Закрыть
Ваше имя
Контактный телефон
Удобное время звонка

Отзывы:
контакты клиентов по запросу у специалистов


Татьяна, г.Новокузнецк

Всем добрый день! Наша поездка была запланирована на май, но не состоялась по субъективным причинам, в итоге поехали просто отдохнуть и в надежде, все-таки купить недвижимость. Как вариант, было приобретение студии, но осмотрев варианты, остановились на квартире с одной спальней, в комплексе Орхидея (Солнечный Берег), застройщик Форт Нокс. Встречал и показывал варианты Роман, провез нас по всему практически побережью, рассказал про все плюсы и минусы городков. Огромное, Роман, Вам спасибо. Таких корректных, добродушных, а главное, специалистов своего дела, уже давно не встречала. Желаю Вам и вашей фирме удачи и процветания.


Ирина, г.Набережные Челны

Сбылась наша мечта,приобрести недвижимость на море.Дешевле,чем в Болгарии,мы ничего не нашли.Купили студию 35 кв. м на Солнечном берегу,в центре,в шаговой доступности почти все.Очень красивое курортное место.А помогли нам в этом менеджер Оксана и в Болгарии Роман.За все им большое спасибо от нашей семьи.Желаю всем довериться этой компании и приобрести недорогую и качественную недвижимость.Да,кому интересно квартира находится в комплексе Магнолия Резиденс.


пенсионер Сергей Адамович, г.Саратов.

Добрый день! В августе прошлого года приобрел с Вашей помощью замечательную виллу в отличном районе. Спасибо за Ваши труды, так как знаю что тяжело угодить всем клиентам, особенно таким как я. Мои благодарности Роману, как лучшему специалисту, которого я когда либо встречал в подобных компаниях.


Отправить сообщеие

Имя:

Email:

Телефон:

Удобное время звонка:

Яндекс.Метрика



Рейтинг@Mail.ru

Все права защищены. © 2013, http://dombulgariya.ru : Недвижимость в Болгарии без посредников